Created with Sketch. Created with Sketch.

TSOY: «Следовать трендам — это не мое»

TSOY: «Следовать трендам — это не мое»

TSOY — за этим сочетанием четырех букв кроется сольный проект популярного исполнителя Анатолия Цоя. Он стартовал в этом году с песней «Не больно», и презентовать ее Анатолий приехал, в том числе, и в родной Казахстан. Мы встретились с артистом в ресторане Korean House в ТРЦ MEGA Alma-Ata — разговор получился о новом этапе его творчества, а еще о телевидении, стиле и пророках в родном отечестве.


— Ты приехал в Алматы презентовать свою сольную песню. Насколько я правильно понимаю устройство шоу-бизнеса — артисты, связанные контрактом с группой, не могут начинать сольные проекты. Как это получилось у тебя, откуда такой карт-бланш?
— Если говорить о шоу-бизнесе в целом, то это действительно невозможно. Но у нас совершенно уникальный продюсер: Константин Меладзе — большой души человек, он за настоящее творчество, для него важно, чтобы мы развивались. Я с раннего детства хотел стать большим артистом, но не подозревал, что попаду в группу. Я не жалею, что стал частью MBAND, это отличная школа, трамплин для меня и для других ребят, и этот этап еще не завершен — я не собираюсь уходить из группы. Но личное творчество, сольный проект — это моя мечта. Проект TSOY был создан параллельно с группой, и он довольно успешно стартовал. Мы получили огромное количество хороших отзывов, пошли первые заказы на мои сольные выступления. Это заставило и меня, и Костю задуматься — а ведь в этой затее есть потенциал и нужно продолжать. Так что, следующий год обещает быть очень плодотворным для меня как для сольного артиста.
— Но, по большому, счету твои сольные песни сделаны в той же стилистике, ты не ушел в другое музыкальное направление, не менял имидж. Что дает тебе сольное творчество, в чем заключается это развитие?
— Свою первую сольную песню «Не больно» я написал в соавторстве с украинским композитором Артемом Скороходом. Это мое личное творчество, в нем частичка меня. Мне кажется, мои песни немного взрослее, чем песни группы. Это не плохо и не хорошо, это мои ощущения. Возможно, в силу возраста, (а я, как-никак, самый старший участник MBAND) моя музыка чуть серьезнее. То, что мы делаем в группе, так или иначе, попадает в тренд, это модная музыка. Свою музыку я модной не считаю. Я в целом никогда не стремился следовать моде — ни в одежде, ни в музыке, ни в поведении. Я всегда самым последним узнаю модный сленг: он так быстро появляется и так быстро исчезает… Как бабушка, которая сидит у подъезда и спрашивает: «Шо это за новое слово такое, хайп?», также и я — очень долго прихожу ко всему новому. Поэтому понял, что следовать трендам — это не мое.

TSOY: «Следовать трендам — это не мое»
— В прошлом году ты получил премию ТЭФИ за лучшую развлекательную передачу «Саранхэ», начал активно раскручивать свой Ютуб-проект «Полтора корейца». Насколько тебе сейчас интересны эти направления в творчестве?

— Я законченный перфекционист, и если чувствую, что в проекте еще есть потенциал, то буду до последнего за него бороться. Все началось в 2016 году, когда мы с другом запустили линию одежды TSOY brand. Я подошел с этим вопросом к продюсеру и сказал: «Костя, я хочу запустить собственную линию одежды, всегда об этом мечтал», на что он ответил: «Сошьешь для меня футболку?» Я сшил ему парочку прикольных худи, на одной из них написано «Меладзе» и значок Meladze music, а на другой — «Продюсер». Надеюсь, он носит их дома.
Потом началась история с Ютуб-каналом, а также мне поступило предложение от «СТС-медиа». Они планировали выпустить новое шоу и предложили мне стать его ведущим. Шоу сделали специально под меня: все декорации, название — «Саранхэ» переводится с корейского как «Я тебя люблю». Для меня это был новый опыт, и он мне безумно понравился. Программа была успешной, но когда мы получили ТЭФИ, это был шок. Новая программа, молодой ведущий, номинируется первый раз и сразу же забирает самую престижную премию на российском телевидении. На церемонии награждения я совершенно не готовился к выходу: сидел в зале, ждал, когда объявят победителя, скорее всего, Малахова или еще кого-то, снимал все это на телефон. Думал, сейчас назовут имя, а я поверну камеру на себя и скажу: «Ну что ж, первый опыт, а я уже номинирован и это неплохо».
— Домашняя заготовочка была?
— Да, я уже придумал, как все это снять, чтобы выложить в соцсети. И тут объявляют: «Саранхэ», Анатолий Цой! В тот момент я почувствовал эйфорию. Выхожу на сцену, надо что-то говорить, а я не готовился. В итоге сказал, как есть: что ждал, когда объявят другую передачу, а в итоге объявили нас. Это было очень интересно и приятно. Меня потом еще полгода поздравляли. Николай Басков, Филипп Бедросович Киркоров, Лолита Милявская — все знаменитые артисты старшего эшелона. Наверное, они как никто понимают, насколько это важная премия, и какая честь для меня ее получить. Я эту статуэтку храню, она играет важную роль в моей жизни.

TSOY: «Следовать трендам — это не мое»
— А для чего ты создал проект «Полтора корейца»? Зачем тебе, успешному популярному артисту, идти в Ютуб, снимать вайны в Инстаграме?

— «Полтора корейца» — это псевдоним, который мы с другом Валентином получили еще в школе. Он у нас был один на двоих. Валентин — наполовину кореец, я чистый кореец, вот и получилось полтора. Мы были все время вместе и дружим по сей день. В 2015 году мы сняли свой первый пробный влог. Он был бездушным, чересчур пафосным и совершенно не отражал нас настоящих — мы ведь обычные парни, из обычных семей, нам не идет выпендриваться. В итоге мы решили это видео никому не показывать, сжечь и забыть эту тему. Через год мы к идее вернулись, но решили совместить влог с благотворительностью. Тогда нас многие поддержали, первой героиней у нас, например, была Вера Брежнева. Потом мы начали знакомиться со многими ребятами из этой сферы, дружить, делать коллаборации, и, естественно, вышли на Казахстан. Это наша родина, здесь у нас активная аудитория. Мы нашли очень хорошего человека, Диану Лалетину, это наш директор по Казахстану, она же директор команды @yuframe и многих известных в стране блогеров. Благодаря ей мы подружились со многими ребятами из казахстанской блогосферы и дружим до сих пор. Я считаю, что мы идем в нужном направлении, и даже не с точки зрения бизнеса. Может быть, мы не очень хорошо понимаем, как зарабатывать на Ютубе, но мы делаем это для удовольствия, и этими проектами я тоже горжусь.
— У людей в нашей стране есть такая отличительная черта: мы очень сильно начинаем любить соотечественников, которые добились успеха за рубежом, чуть ли не приписываем себе их заслуги. Что ты чувствуешь, когда про тебя сейчас говорят: «Это же Толик, наш казахский мальчик?» Какой у тебя внутренний геотег?
— В свое время мне было очень сложно перебираться из Казахстана в Москву. Изначально я этого и не планировал, хотел всю жизнь прожить здесь, это мой родной дом. И в первые годы после переезда у меня была небольшая обида. Даже не столько за себя, сколько за всех ребят, которые не смогли реализоваться в своей стране, не получили здесь поддержки. А потом они уехали, стали известными и тут же стали нужны и горячо любимы у себя на родине. Первым, кто мне сказал, что так будет, был Батырхан Шукенов. Это человек, который сильно повлиял на мой переезд в Москву. Мне было тяжело, было множество сомнений, со всех сторон мне говорили: «Кому ты там нужен, там таких талантов миллион…» Хочешь-не хочешь, но после такого у тебя появляются сомнения. В этот период моей жизни мы работали с Батырханом на каком-то корпоративе, и он мне сказал: «Не сомневайся, лети, добивайся своего, не забывай свою родину. Но когда ты станешь известен там, тебя начнут любить и уважать здесь». В целом все сложилось именно так. Я очень благодарен этому великому человеку, который своим веским словом помог мне собраться и совершить этот сложный шаг.
Сейчас я уже преодолел себя, я горжусь, когда про меня говорят: «Это же наш, казахстанский парень!» Точно также я горжусь за других ребят, которые приезжают в Москву и достигают своих целей. В прошлом году все узнали про Назиму. Мы с ней знакомы больше 10 лет, оба жили в Алматы, пели здесь, пытались добиться успеха, но, к сожалению, тогда в этом не увидели ценности. Мне жаль, что таланты уезжают, но я верю, что когда-то эта картина изменится. Все привыкли, что казахстанский шоу-бизнес зациклен на тоях, но постепенно он должен выходить на новый уровень. Моя мечта — сделать в Казахстане крутой музыкальный фестиваль, в котором будут принимать участие казахстанские и российские исполнители. Подобные фестивали есть в Латвии, в Азербайджане. К примеру, благодаря азербайджанскому фестивалю «Жара» весь российский шоу-бизнес побывал в Баку, узнал и полюбил эту страну. А чем мы хуже? При помощи музыки мы можем показать свою природу, культуру, гостеприимство, познакомить людей с Казахстаном и влюбить их в нашу страну.

TSOY: «Следовать трендам — это не мое»
— Раз уж мы с тобой находимся в торговом центре, не могу не спросить про одежду и шопинг. У тебя есть свой бренд, тебя регулярно признают одним из самых стильных артистов России. Откуда взялся стиль Анатолия Цоя? Возник интуитивно или формировался под чьим-то руководством?

— Эта история началась еще в школьные годы. Когда я учился в старших классах, среди мужчин еще было не принято носить что-то яркое, не было дырявых джинсов, все одевались серо, надежно и практично. Я же бросал вызов системе и надевал розовые футболки, делал в джинсах дыры и ходил так в школу. В тот период я поймал себя на мысли, почему не существует крутой и модной одежды для мужчин? Есть в этом определенная несправедливость. И вот в 2016 году все это переросло в собственный бренд одежды — TSOY Brand. Старт был удачным, потому что у нас была готовая большая аудитория, которая желала приобретать нашу одежду. Изначально бренд планировался как мужской, но концепция изменилась сразу же после старта продаж. В первый день мы продали около 2 000 футболок, и только одну из них купил мужчина, а остальные 1 999 — девушки, поклонницы. На следующий день я сказал своему другу и бизнес-партнеру, что теперь мы должны делать одежду унисекс. Сейчас мы шьем разную одежду — футболки, спортивные костюмы, трико, выпустили даже одно женское платье, которое тоже быстро разошлось, но больше мы эту модель не повторяли. Сейчас у компании TSOY Brand новый этап — мы меняемся, масштабируемся и планируем в следующем году открыть магазины по всей России.
— Как трансформировался твой личный стиль? Какой путь ты проделал от розовых футболок к тому, как выглядишь сейчас?
— С возрастом я отошел от яркости в одежде и полюбил черный цвет. В какой-то момент весь мой гардероб стал черным, очень редко встречаются белый, темно-синие и коричневые тона. Из яркого я оставил себе только обувь и носки. Однажды я полетел в Корею и в одном из магазинов нашел целый отдел с яркими носками под костюмы. Я купил пар 20 и с тех пор под классические костюмы я всегда надеваю яркие носки с какими-нибудь узорами, интересными принтами.

TSOY: «Следовать трендам — это не мое»
— Где ты покупаешь вещи, есть ли какие-то бренды, которым адресно отдаешь предпочтение?
— Был период, когда я всю зарплату тратил на одежду, был откровенным шопоголиком, покупал бренды — Prada, Gucci… Мне кажется, каждый человек должен пройти этот этап. Сейчас я ношу то, что нравится, в чем мне комфортно. Это бывает дорого, а бывает совсем дешево. Понравилась футболка за 1 000 рублей (около 6 000 тенге — прим. ред.), я ее покупаю и ношу с удовольствием весь год. Сейчас я стал более практичен, мне жалко тратить много денег на одежду. Зато я могу потратить серьезную сумму на обувь, в частности, кроссовки. Это комплекс родом из детства: в 13 лет у меня появились первые Nike, они были куплены в сэконд-хэнде. Я проносил их до 17 лет — сначала они были мне великоваты и я что-то туда подкладывал. Все мои друзья помнят эти легендарные кроссовки. Еще с тех пор я полюбил этот бренд и при первой же возможности заключил в Москве контракт с Nike. Недавно я посчитал — у меня дома больше 50 пар кроссовок. Притом, что каждые полгода пар 10 я отдаю папе, брату, зятю. У нас один размер ноги, да и столько обуви я физически не могу сносить. Но есть одна пара кроссовок, она для меня бесценна: эту модель создали на заводе Nike по моему дизайну, я подбирал даже цвет ниток. Я их бережно храню в коробочке, может быть, когда стану таким же легендарным, как Майкл Джексон, внуки продадут их на аукционе.


Интервью: Антонина Кукаева
Фото: Алексей Попов
Укладка: салон красоты Viva
Образы: магазин мужской одежды Emilio Guido
Благодарим ресторан Korean House за помощь в проведении интервью