Created with Sketch. Created with Sketch.

Нуртас Адамбай: «Мы не снимаем фильмы про французов или инопланетян»

За несколько дней до Нового года известный актер и режиссер Нуртас Адамбай презентует свой новый фильм «Құдалар». Мы встретились с Нуртасом в ТРЦ MEGA Alma-Ata и поговорили о том, что даже такой несерьезный жанр как комедия может внести серьезный вклад в кинематограф целой страны. Если, конечно, к делу подходят профессионалы.

Нуртас Адамбай: «Мы не снимаем фильмы про французов или инопланетян»

Интервью: Антонина Кукаева
Фото: Алексей Попов

Антонина: 27 декабря в прокат выходит ваша новая комедия «Құдалар». Неужели в казахстанском кинематографе еще не все сказано на тему родственных связей, региональных особенностей и борьбы менталитетов? Что еще интересного вы нашли для себя в этой тематике?
Нуртас:
Мне кажется, эта тема всегда будет актуальна, сколько существует институт семьи, сколько существуют семейные взаимоотношения. Люди каждый день женятся, каждый день обретают новых родственников. И в этой комедии нам удалось показать, что бывает, когда две совершенно разные семьи становятся родными. По сюжету у нас обе стороны против брака молодых влюбленных, и, казалось бы, у них ничего не должно получиться. Но разум, любовь, искренние чувства в итоге побеждают.

Антонина: Я правильно понимаю, что вы писали сценарий на основе реальных историй, собирали их в фейсбуке…
Нуртас:
Да, я всегда говорил, что лучший автор — это все-таки жизнь. Самое смешное происходит в жизни, и зритель, сидя в зале кинотеатра, охотнее смеется над тем, что ему близко, с чем он согласен. Мы не снимаем фильмы про французов или инопланетян, все очень родное, близкое нам. Когда я пишу сценарии к фильмам, я всегда думаю, какое кино сам хотел бы посмотреть в кругу семьи. Именно поэтому в наших комедиях нет пошлого, непонятного юмора. Когда я писал «Құдалар», почему-то вспоминал теплые вечера из своего детства, когда мы всей семьей смотрели выпуски «Тамаши». Раньше она была безумно смешная, это было единственное, что можно было смотреть, и сделана она была качественно. Наверное, во мне до сих пор сидит ребенок, который ощутил то самое тепло, тот самый уют, когда рядом сидят мама, папа, братья, у всех хорошее настроение, все смеются. Эту теплоту хотелось передать через доброе семейное кино. Как бы громко это ни звучало, мы пытаемся взять на себя роль тех сил, которые способны вызывать у людей теплые чувства. И мы ценим, что наши зрители пишут благодарные отзывы, подчеркивают, что наши фильмы можно смотреть всей семьей. Не закрывать глаза, не краснеть, не выходить на кухню якобы за чем-то во время какого-то неловкого момента. Мы делаем так, чтобы было весело и молодым, и взрослым, и детям, и бабушкам с дедушками.

Антонина: Вы сказали, что в конце фильма разум и чувства одерживают победу над стереотипами и предрассудками. Можно ли говорить, что ваш фильм — это в том числе и высказывание на социальную тему, несмотря на то, что это легкая комедия?
Нуртас:
Конечно, причем это происходит ненамеренно. Я не ставлю перед собой задачу кого-то чему-то научить. Оно само происходит. Мы дарим зрителям частичку теплоты и добра, но при этом хотим, чтобы они не просто посмеялись и забыли, а задумались над чем-то важным. Ту же «Келинку Сабину» некоторые воспринимают просто как трэшевую комедию, но если задуматься, мы говорим в ней о том, что не нужно забывать про свои корни, свои традиции. Что аул — это колыбель нашей казахской культуры, все мы оттуда вышли. Когда мы в ауле снимали «Келинку Сабину», я чувствовал эту теплоту. Когда в обед все спят, на улицах никого нет, никакой суеты. Наверное, это опять же из детства. Я все каникулы проводил в ауле, и у меня ностальгия по тем временам. Мне хотелось показать городским людям, детям, которые никогда там не были, что аул — это не какая-то депрессия и безработица, аул — это очень круто.

Нуртас Адамбай: «Мы не снимаем фильмы про французов или инопланетян»

Антонина: Раз уж вы сами заговорили про Сабину — скучаете по этому образу? В новом фильме у вас снова женская роль. Сразу писали ее под себя или были варианты, что играть будет все-таки женщина?
Нуртас:
Роль я сразу писал под себя, но был момент, когда я хотел от нее отказаться. Думал, пригласить женщину, актрису, коллеги советовали Баян Есентаеву, которая всегда с удовольствием снимается в наших картинах. Но потом режиссер и продюсер во мне победили. Все-таки другая женщина не смогла бы сыграть эту роль именно так. Здесь присутствует наш, мужской, взгляд, какими мы видим вас, женщин. Показать все эти капризы или наезды на мужей, когда бедным мужьям ничего не остается, кроме как промолчать: все-все-все, как ты сказала, пусть так и будет. У нас юмор на этом и строится.

Антонина: От Сабины что-то в этой героине есть? Или же это совсем другой образ?
Нуртас:
Естественно, есть сходство. Наша кудаги Жаннэт тоже своенравная женщина, очень сильная, никогда не позволяет, чтобы события развивались не по ее плану, все должно быть под ее контролем. На этом и строится весь конфликт в фильме: он начинается с того, что дочь приходит и говорит, что выходит замуж. Эта новость шокирует нашу героиню: всю жизнь все шло, как она хотела, а тут дочь сбилась с пути.

Антонина: Недавно у вас был опыт другого рода — вы сняли психологическую драму «Лифт». Сейчас можете сказать, что вам ближе — комедия или серьезный жанр?
Нуртас:
Невозможно сказать, что ближе. Это все равно, что сравнивать детей. Нас в семье никогда не делили, так и фильмы свои я не делю.

Антонина: Хорошо, спрошу по-другому. Говорят, комедия — самый сложный жанр в кинематографе, несмотря на его кажущуюся простоту. Вам есть с чем сравнивать — так ли это?
Нуртас:
Я бы сказал, что любое кино — это сложно. Если с кино все складывается просто, скорее всего, оно будет плохим. И драмы непросто снимать, и комедии. У каждого из этих жанров есть свои нюансы. Драму легче писать, там не нужно столько шуток. Но правильно снять драму, где минимум диалогов, где актер должен показать эмоцию взглядом, дыханием, движением головы, в этом сложность. А комедию писать сложнее, но снимать легче. Там на тебя работает сценарий, нужны хорошие шутки. А они не рождаются каждый день, их надо вынашивать, они приходят через день, через неделю, это процесс неконтролируемый.

Антонина: Что ждете от нового фильма? Есть ли какая-то планка, до которой надо дотянуть, перепрыгнуть? Может быть, та же «Келинка Сабина»?
Нуртас:
Мы никогда ничего не планируем. Есть такая фраза: не очаровывайся, чтобы потом не разочароваться. Мы не ставим перед собой никаких целей, просто выкладываемся на 100% и во время съемок, и во время подготовки, а дальше зритель сам решит. Понравится фильм, значит соберем хорошую кассу. Не соберем, ничего, мы все равно отработали на 100% и получили удовольствие. Я не скрываю, что драма «Лифт» не собрала каких-то больших денег. Но мы изначально понимали, что это специфический жанр. Это был некоммерческий проект, здесь другие дивиденды: мы участвуем в фестивалях, но даже не это главное. Это огромнейший опыт, если посмотреть на затраченные ресурсы — энергию, силы — вместо него мы могли бы снять две комедии. Во время съемок «Лифта» у меня было ощущение, что я до этого кино не снимал, настолько было сложно. Уже по прошествии времени я понял, как много он мне дал в плане режиссерского развития. Когда ты снимаешь двух людей в одной локации и тебе нужно держать зрителя в напряжении, это непросто. Я рад, что в нашей копилке есть фильм «Лифт», хотя мы понимали, что потратим деньги и даже не отобьем вложенных средств. Но за эти деньги мы «купили» шанс снять такое кино и приобрели опыт, который в дальнейшем поможет снимать хорошие фильмы.

Антонина: На днях увидела ваш комментарий где-то в фейсбуке о том, что уровень доверия к казахстанскому кино у зрителя не растет. Почему так, фильмов снимается много…
Нуртас: В этом и проблема. Фильмов снимается много, кто-то этому радуется, мол, наше кино развивается. Я не согласен с этим. Только малая часть из этого множества получается качественным продуктом. По большей части это продюсерское кино: люди захотели заработать денег, взяли режиссера, съемочную группу, наняли сценариста, слепили, выпустили. Понятно, что люди старались, но если халатно относиться к качеству, ты вредишь общей ситуации на кинорынке. Люди один раз пришли посмотрели плохое кино, второй раз пришли посмотрели плохое кино, а в третий раз они даже не смотрят, кто его произвел, они говорят: «Да ну, что-то наши не очень снимают». Но это не только нашей страны касается, российский рынок тоже такое переживал. Вот и выходит, что лучше сходить на Голливуд, где больше шансов увидеть что-то хорошее, чем на отечественное кино. Именно поэтому я не стал сниматься в проектах других студий. Мне важно, чтобы лицо не примелькалось, чтобы человек, увидев на постере мое имя, название нашей студии, подумал: надо сходить, у них что-то получается.


Смотрите комедию «Құдалар» в кинотеатрах сети ТРЦ MEGA с 27 декабря!