Created with Sketch. Created with Sketch.

Почему не стоит закрывать ТРЦ на выходные?

Участники рынка называют такой подход избирательным и указывают на риски.

Почему не стоит закрывать ТРЦ на выходные?

Торгово-развлекательные центры попали под «карантин выходного дня». Постановление главного государственного санитарного врача разрешает им открывать бутики, а не только супермаркеты и аптеки, как было раньше, в будние дни, но запрещает делать это в субботу и воскресенье. При этом для открытых рынков и базаров такого ограничения нет. «Двойные стандарты» и «однобокий подход к бизнесу» — так характеризуют эту ситуацию профучастники. В комментариях inbusiness. kz представители торговой отрасли рассказали о том, как карантинные ограничения меняют поток посетителей, об арендаторах, оказавшихся на грани банкротства, и рисках, которые несет в себе ограничение цивилизованной торговли.

ТРЦ никакой поддержки не получают

«От нас ничего не зависит, нас закрывают, бизнес страдает, ситуация плачевная. Многие магазины закрываются из-за того, что постоянный карантин. Продавцы не смогли продать зимнюю коллекцию, не смогли купить весенне-летнюю коллекцию, а сейчас — и новую зимнюю. Товара нет, торгуют остатками», — Галина Зкрияева, генеральный директор торговых центров «Керуен», Talan Gallery, KeruenCity в Нур-Султане и Актобе, BAIZAAR в Атырау, обрисовывает ситуацию, в которой оказался ретейл.

Средний сегмент розничной торговли, продолжает собеседница, практически встал. Арендаторам и продавцам не хватает на жизнь. Рестораторы, которые работают на фуд-кортах в торговых центрах, подавали заявки на получение пособия 42 500 тенге, но многим отказали.

Из-за карантинных ограничений посещаемость торговых центров сильно упала. «В 2019 году „Керуен“ в день посещало от 25 тыс. до 30 тыс. человек, сейчас — 6−11 тыс. Например, 17 августа (когда начались послабления. — Ред.) было 11,7 тыс., 18-го — 11,3 тыс. человек. Это в „Керуене“, представляете? В „КеруенСити“ до пандемии бывало по 15 тыс. посетителей в день, сейчас — 8200−8300. С такими показателями на 60 тыс. кв. м торговых площадей выжить невозможно. И такая картина не только в наших торговых центрах, она — у всех», — говорит спикер.

Для решения проблем торговые центры объединились в союз девелоперов. «Общаемся в чате между собой, директора выходили на связь с министром торговли и интеграции Бахытом Султановым, министром национальной экономики Русланом Даленовым. Мы предлагали, как сделать лучше. Но наши предложения не приняли», — говорит Галина Зкрияева.

Участники отрасли разработали алгоритм работы торгово-развлекательных комплексов (центров), торговых домов и отдельно стоящих магазинов (с торговой площадью свыше 500 кв. м). В нем подробно расписано, какие санитарные требования и каким образом будут соблюдать ретейлеры, какие обязанности берут на себя собственники торговых объектов.

Разработчики алгоритма просят разрешить работу фуд-кортов и развлекательных парков на территории объектов (при соблюдении санитарных норм). Установить режим работы с 9:00 до 23:00. «Почему-то в Алматы магазины могут работать до 22:00, а в Нур-Султане — только до 20:00. Люди после работы даже не успевают доехать до торгового центра, как он уже закрывается. А тут еще на субботу-воскресенье магазины закрыли. Люди же должны что-то покупать, нужна осенняя одежда, уже холодает, детей надо одеть-обуть», — описывает ситуацию собеседница.

Что могут дать торговые центры взамен, если им сейчас позволят полноценно функционировать?

Прежде всего — сохранить рабочие места. Галина Зкрияева говорит, что ей пришлось половину сотрудников отправить в отпуск без содержания. В марте-апреле была возможность платить зарплату всем, потому что деньги были, а сейчас платить нечем. Только вышли в июне на работу, немного поработали, и снова — карантин.

Торговые центры смогут уплатить налоги, а это немаленькие суммы. «С 17 марта мы не брали ни арендную плату, ни плату за эксплуатацию. С того времени ни копейки не заработали. При этом должны будем уплатить НДС за I и II квартал, КПН. Есть доход, нет дохода — не важно, мы же сдали отчет, что в 2020 году выплатим определенную сумму. Пришел срок платить, а денег нет, и отсрочку по этим налогам не дают. Крупные торговые центры получили освобождение только по налогу на недвижимость и по отчислениям с фонда оплаты труда. И все. У нас у всех кредитные линии. Пишем письма в банки, нам дали отсрочку, но подходит срок возобновления платежей, а мы не можем это сделать, потому что не зарабатываем», — делится спикер.

Кроме того, у торговых центров есть платежи, связанные с управлением. Также нужно платить за коммунальные услуги, но уже приходят уведомления о подорожании электричества, воды, вывоза мусора.

«Все что планировали по расходам, остановили, сейчас только самое необходимое, и то в рассрочку, в долг. Охрану и клининг не будем сокращать, они нам нужны. Когда мы работали, платили огромные налоги, 200 млн тенге за 2019 год только по „Керуену“. А когда нам плохо, все дорожает, мы никакой поддержки не получаем», — говорит собеседница.

Сейчас, по ее словам, многие арендаторы хотят расторгнуть договор, уйти в сентябре-октябре, уже пишут письма. Предстоит большая работа — встречаться с ними, разговаривать, предлагать варианты поддержки.

«Закрывать торговые центры — неправильный подход. Перед возобновлением после карантина к нам три дня приходила комиссия, проверяла, по всем торговым центрам прошла. Нам дали добро. Мы соблюдаем санитарные нормы. Мы можем отслеживать количество посетителей. На всех входных группах установлены счетчики посетителей, мы контролируем, сколько людей одновременно находится в торговом центре, в каждом бутике тоже есть такие счетчики. К тому же, например, „Керуен“ относится к сегменту „средний плюс“, и там такого наплыва посетителей — чтобы люди толкались в очередях — нет. Мы помним, как люди, когда закрыли супермаркеты, собирались в магазинах у дома, где нет достаточной вентиляции. Мы видим, какие толпы посетителей на рынках, где не обеспечивается выполнение санитарных норм, нет санитайзеров. В торговых центрах есть санитарные врачи, мы постоянно анализируем поток посетителей, делаем обработку. И при этом торговые центры закрывают. Это, действительно, двойные стандарты», — заключает Галина Зкрияева.

«Бизнесу важно работать, чтобы выстоять»

Президент Astana Group Нурлан Смагулов рассказал, что в сети ТРЦ MEGA ведут бизнес 650 предпринимателей.

«К сожалению, несмотря на меры поддержки, которые мы оказали арендаторам, из трех наших ТРЦ ушла 21 компания. Есть арендаторы, которые обращаются к нам в состоянии паники. Мы с ними разговариваем, делаем скидки на фиксированные арендные ставки. Для многих наших арендаторов сложилась очень непростая ситуация: владельцы бутиков — представители МСБ, они заложили квартиры, чтобы приобрести товар, который сейчас не могут реализовать», — рассказывает спикер о влиянии карантина на бизнес.

«Мне трудно посчитать убытки наших арендаторов. Однако точно могу сказать, что у них остаются на руках неоплаченные кредиты, а тот товар, который есть, на 70−80% зависит от сезонности. То, что продавцы не распродадут свои летние коллекции и вовремя не реализуют товар, означает, что у них не будет оборотных средств на закупку зимних коллекций. Из восьми месяцев этого года, которые уже прошли, четыре месяца торговые центры не работали, и для арендаторов сложилась неоднозначная ситуация, которая грозит разорением большинству из них», — говорит спикер.

Арендаторы, конечно, хотят полностью восстановить свою работу. «Несмотря на все преференции и скидки, которые мы даем, им сейчас приходится очень тяжело, бизнесу важно работать, чтобы выстоять. Мы ведь тоже не факиры — мы предприниматели, и выйти из кризиса можем, только полностью возобновив работу», — считает собеседник.

Что касается самой торговой сети, то ее убытки за два выходных нерабочих дня составили 172,4 млн тенге. «За время пандемии, когда наши торговые центры были закрыты четыре месяца, а также за выходные дни мы не начисляли арендаторам арендную плату, не выставляли эксплуатационные расходы и коммунальные платежи. Тем не менее, в полной мере оплачиваем коммунальные услуги, банк начисляет проценты по кредиту, мы оплачиваем работу клининга, секьюрити и других аутсорсинговых компаний, которые у нас находятся, выплачиваем зарплату коллективу. Поэтому являемся буфером между решениями правительства и тем, что происходит в нынешней ситуации: мы должны платить по своим обязательствам в полной мере», — говорит Нурлан Смагулов.

Ограничения в графике работы, по его словам, провоцируют большие скопления людей из-за отложенного спроса. «А ведь в текущей ситуации мы должны действовать иначе. Необходимо предоставить людям возможность выходить в общественные места в удобное для них время, чтобы они могли заранее планировать график посещения магазинов, оздоровительных центров и других мест. Учитывая, что кинотеатры и все развлекательные зоны в ТРЦ закрыты, люди приходят только за запланированными покупками, и мы наблюдаем увеличение трафика в определенные часы, ведь покупатели знают, что ТРЦ в выходные будут закрыты по всей стране», — продолжает бизнесмен.

Он уверен, что отмена ограничений в выходные позволит казахстанцам проводить досуг по своему усмотрению, и в итоге это приведет к равномерному распределению потоков. «Кто-то в горы с семьей пойдет или на велосипедах в парке кататься, другие отправятся в салоны. Все пойдут решать дела, накопившиеся за время локдауна, и не будет всплеска посещаемости в будние дни. Трафик гораздо легче контролировать, когда он растянут по времени», — поясняет собеседник.

Если говорить о соблюдении санитарных требований, то в условиях пандемии торговые центры работают с соблюдением всех предписанных мер безопасности. «Мы закупили высокоточные тепловизоры, установили дезинфекционные тоннели, создали специальные дезинфекционные бригады, перестроили работу приточно-вытяжной системы, чтобы в помещениях постоянно циркулировал свежий воздух, каждый магазин знает, сколько человек в нем может находиться одновременно, нанесена разметка в прикассовых зонах и перед входом в бутики, чтобы посетителям было легко соблюдать дистанцию. Нашим посетителям остается лишь придерживаться простых санитарных норм — приходить в масках и соблюдать дистанцию», — говорит Нурлан Смагулов.

На его взгляд, закрытие крупных торговых центров на выходные ставит под удар малый и средний бизнес, работающий в сфере торговли и услуг. И главные риски в связи с этим — это банкротство большого числа представителей МСБ.

«Нельзя делать ставку на базары»

«Решения приняты в одностороннем порядке, нашего мнения никто не спрашивал. Для того чтобы поднять с колен торговые дома, кинотеатры, рестораны и другие пострадавшие от карантина сферы, потребуются долгие месяцы. Придется набирать и обучать персонал, восстанавливать производственные и логистические цепочки», — говорит генеральный директор ТОО «ПСП Серик» Серик Мергалиев.

В Западно-Казахстанской области у него торговые центры, крытые рынки. Общая площадь — 52,5 тыс. кв. метров. Предприниматель дважды был гостем телемарафона «Бизнес & государство» в эфире телеканала Atameken Business — в апреле и июле. В апреле он рассказывал, что на период действия карантина освободил арендаторов от платы за торговые помещения. «На месяц-полтора-два мы можем это сделать, но дальше будет труднее: мы несем коммунальные расходы, оплачиваем подрядным компаниям работы по аутсорсингу — клининг, безопасность и охрана и т. д. Почти ничего не получаем, и пока обходимся старыми накоплениями», — говорил он тогда. В июле добавились ноты пессимизма: предприниматель ожидал, что второй карантин станет для его бизнеса очень болезненным, поскольку еще до его введения арендаторы начали съезжать со своих мест.

Говоря о тех ограничениях, которые пока остаются для торговых центров, он перечисляет риски. «На открытых рынках люди находятся на открытом воздухе, но рынки — это, как правило, стихийная торговля, санитарные правила там могут соблюдаться формально. К тому же базар, в моем понимании, — это площадка для оборота черного и серого нала, где нельзя проконтролировать фактическую маржу. Там можно „спрятать“ большие деньги, пропустить большой объем контрабанды. У меня ощущение, что мы вновь очутились в лихих 90-х», — говорит собеседник. И подчеркивает: «Нельзя сейчас ставку делать на базары».

По словам спикера, у нас часто принимают необдуманные решения. Например, в самолете пассажиры сидят вплотную друг к другу, и почему-то это считается неопасным. А кинотеатры, рестораны, торговые центры рассматриваются как опасные объекты, и людям запрещают их посещать. «Насколько опаснее сидеть два-три часа в замкнутом пространстве самолета, чем пообедать на фуд-корте в торговом центре?» — задается вопросом спикер.

Серик Мергалиев считает, что сейчас временной интервал работы торговых центров, наоборот, нужно расширить и разрешить им работать даже не до 22:00, а до 24:00. И тем более — не ограничивать на выходные.

«Есть люди, которые очень трепетно относятся к своему здоровью, они не хотят посещать торговые дома, когда там скопление посетителей, и предпочтут прийти позже. Временной коридор заузили, но потребности остались, людям нужно купить продукты, одежду. Риски от этого значительно возрастают. Чем дольше открыт торговый центр, тем меньше посетители будут контактировать друг с другом», — делится своим видением представитель отрасли.

К тому же сейчас, по его словам, люди стали иначе относиться к посещению ТРЦ: в торговый центр идут целенаправленно — купить то, что нужно. Не так, как раньше, когда шли и купить, и погулять. Развлечения — фуд-корты, кинотеатры и пр. — до сих пор остаются недоступными.

Серик Мергалиев делится цифрами: до пандемии его торговые центры посещало в среднем 23 тыс. человек в день, сейчас — 8−9 тыс. «Таких продаж, как раньше, сейчас нет. Более или менее держатся сетевые бренды экономкласса, но это зарубежные ретейлеры. А местным продавцам приходится очень тяжело. Нарушены логистические цепочки, люди не могут выехать за товаром в Турцию, Китай, а брать вслепую боятся. Примерно от трети арендаторов мы уже получили заявления на расторжение договоров. Люди не могут платить за аренду. И это только начало, думаю, желающих уйти из торговых центров будет еще больше», — описывает положение дел владелец торговых объектов.

Свои убытки он пока не подсчитывал: не до этого, нужно думать, как выходить из положения. Но потери однозначно будут «большими, очень большими».

«Безусловно, необходимо соблюдать меры санитарной безопасности, но подобная избирательность к субъектам бизнеса — это однобокий подход. Не стоило так радикально закручивать гайки: кому-то разрешать работать, кому-то запрещать. Можно было это как-то регулировать. Тем более речь идет о бизнесе, которые платит большие налоги», — говорит в заключение Серик Мергалиев. Отметим, что ранее он озвучивал совокупную сумму налогов, которую уплачивает его компания, это 650−750 млн тенге в год.

Автор: Елена Тумашова

Источник: inbusiness.kz